logo Estacion Mir

Начало
Культура
История
Путешествия
Переводы
Книги

Entrada
Cultura
Historia
Viajes
Traducciones
Libros

 

 

 

Para los españoles sobre Rusia, para los rusos sobre España
español

дата публикации: 14/12/2008

Художники-нонконформисты советской эпохи – в Мадриде

В Фонде Хуан Марч в Мадриде с 10 октября по 11 января проходит выставка «Тотальное просвещение. Московское концептуальное искусство 1960-1990». Она организована совместно с галерей  Schirm Kunsthalle и вначале была показана во Франкфурте-на-Майне.

В названии «Тотальное просвещение» подчеркивается демифологизирующий, критический и снижающий взгляд на советскую всепроникающую идеологию того времени (то есть, как я понимаю, в духе эпохи Просвещения – взгляд вольтеровского Простодушного).

Как, например, в этой картине Ильи Кабакова, где в бюрократическом стиле протокола и простодушным ученическим почерком зафиксирован факт дружеской вечеринки, прошедшей... на «уд.»

Илья Кабаков. Воскресный вечер. 1980

«Мазать не по холсту, а по зрителю» – так определил, что такое концептуализм в искусстве, Илья Кабаков (наверное, самый известный на Западе российский художник второй половины XX века). Для концептуалистов важно не само по себе произведение искусства, a его контакт со зрителем. Причем, зритель не просто должен потоптаться минуту перед картиной, почувствовав смутное удовольствие или ухватив за хвостик мимолетную ассоциацию – он должен запнуться за какое-то противоречие в картине, которое поствит на дыбы его мозги. Это может быть противоречие между материалом и содержанием, предметом и стилем и т.д. То есть противоречие в самом «функционировании» произведения искусства. Как в «Живописи для слепых» (1988 г.) Юрия Альберта – черном полотне, на котором что-то выпукло написано азбукой Брайля.

Искусство советских концептуалистов во многом питалось советскими идеологемами (такова уж была среда обитания). На выставке есть соц-арт («Ленин кока-кола» и другие работы Александра Косолапова) – признанное и коммерциализированное на Западе течение… сейчас вот китайцы тоже проталкивают свой, китайский, вариант соц-арта (видела я его на АРКО). Но это только одно из ответвлений московского концептуализма. Борис Гройс – философ, искусствовед и куратор выставки – в одном интервью (газете «Коммерсант») доступно объяснил разницу между соц-артом и концептуализмом:

Александр Косолапов. Сашок, ты будешь пить чай?

Соц-арт работал с иконами, с поверхностью идеологии. Как Уорхолу были интересны иконы массового сознания, так нашим авторам — иконы идеологические. Концептуализм же интересовался структурами — художественными, произведения искусства или структурами распространения. Он во многом дитя русского структурализма.

Если соц-арт бросок и примитивен, то другая крайность выставки – это довольно мудреные описания акций групп «Коллективное действие» и «Инспекция медицинской герменевтики»; на то они и акции, чтоб в них участвовать, а не читать описания. Но поскольку эта выставка – «первая систематическая презентация московского концептуализма» (цитирую информационный проспект выставки), то ради систематичности без них было не обойтись. Впрочем, это мое личное мнение, может, какому-то вдумчивому зрителю эта часть покажется самой интересной.

Леонид Соков. Прибор для определения национальности. 1977<-- "Прибор для определения национальности" Леонида Сокова 1977 года (с инструкцией "Вставьте нос в углубление" и т.д.) - пример предрассудков и пример юмора той поры. Актуально и поныне, так что, выходит, Леонид Соков создал "нетленку".

 

Помимо этих двух крайностей, на выставке можно увидеть настоящие, в своем роде, шедевры. Одна из особенностей выставки – «картинка» не отделима от текстов. Вот опять Кабаков –  «Море» (1970 год): синей краской замазан холст. Четыре квадратика в четырех углах, в каждом квадратике – высказывание: «Инна Сергеевна Тропина: Это озеро», «Николай Адамович Борев: Это море», «Сергей Михайлович Левшук: Это свежий воздух», «Лидия Борисовна Сех: Это небо». Или еще одно произведение: в центре холста прикреплена настоящая консервная открывашка, слева в углу – текст: «Софья Стахиевна Жук: Чья это открывашка?», справа в углу: «Виктор Данилович Косарь: Анны Борисовны» (1982 год). Звучит прямо Хармсом.

Если кто был на выставке «Россия!» пару лет назад в «Гугене» в Бильбао, помнит инсталляцию Ильи Кабакова «Человек, который улетел в космос», где была представлена обшарпанная комнатка в советской коммуналке с дырой в потолке, через которую вылетел в космос человек, изобретший специальную для этого катапульту. В качестве приложения экспонировались документы, «подтверждающие» данное происшествие: свидетельства соседей и т.д. На выставке в Фонде Хуан Марч можно увидеть подобную мистификацию – хотя куда менее масштабную: работы художников Николая Бухулова и Апеллеса Зяблова и различные документы, касающиеся их биографий, оба – чистая выдумка Комара и Меламида (1973 год). Впрочем, тут, может, уместней вспомнить Козьму Пруткова и Черубину де Габриак. Писателям – писателево, художникам – художниково.

1 2

назад