logo Estacion Mir

Начало
Культура
История
Путешествия
Переводы
Книги

Entrada
Cultura
Historia
Viajes
Traducciones
Libros

 

 

 

Para los españoles sobre Rusia, para los rusos sobre España
en español

Дата: 16/05/2009

Душещипательная история художника-"негра"

12 мая в Мадриде, в баре «Ночи Москвы» (прежний «Тысяча и одна ночь»), прошёл вечер – или назовите это на испанский манер «тертулия» – в связи с краткосрочным визитом в наш город 1) поэта из Барселоны Павла Лукьянова и 2) московских художников Сергея Подреза и Николая Вострикова со товарищи. «Со товарищи» – это несколько молодых художников, актриса, кинооператор... Соответственно, вечер состоял из двух частей: поэтической и художественной.

Переводчик Кристиан Медиавилья и поэт Павел ЛукьяновПро Павла можно кое-что почитать на этом сайте. Помимо того, что он хороший поэт и создатель «чёрных дыр» (работал на Швейцарском коллайдере, а теперь что-то такое же делает в Барселоне), он еще и один из основателей Русско-каталонской культурной ассоциации. Так что в Барселоне в определённых кругах его хорошо знают, а теперь узнали и в Мадриде. Здорово бы нам было с барселонцами побольше подружиться и ездить друг к другу в гости. Очень любопытным было также выступление слависта Кристиана Медиавилья, который специально к вечеру перевёл два стихотворения и отрывки из эссе Павла. На вопрос: «Как тебе показалась эта задача?» – он ответил: «Вначале было тяжело, а потом... трудно». Рассказав, как он делал перевод и что увидел в стихах Павла, Кристиан, сам того не подозревая, дал нам урок по-настоящему творческого и очень чуткого подхода к переводу.

Художники Николай Востриков и Сергей ПодрезХудожники были своего рода «котом в мешке», потому что их амфитрионом в Испании выступил Павел (вообще-то это было путешествие на авто через всю страну), он же их и представлял на вечере, и он был единственным, кто знал, какие работы они привезли и о чём пойдёт речь. Сергей Подрез и Николай Востриков – а также Наталья Хвостёнкова, которая в поездке не участвовала – работают сообща и называются группа «Синтез». У них издано несколько альбомов живописи, которые они привезли с собой вместе с целым рядом любопытных фоторабот. Фотографии развесили по стенам, увы, не очень приспособленного для выставок помещения (во всём остальном идеального). Впрочем, вышеназванные художники практически перестали работать, за отсутствием интереса к изобразительному – да и всякому иному – искусству со стороны общества. Они наняли некоего Вильгельма Шенрока, талантливого парня, и засадили в подвал, чтоб он на них рисовал. Такой вот художественный «негр» – только, кажется, немец. На кормёжку уходит кило картошки в день, на свободу он не хочет, ни на что не претендует, денег не просит, сидит трудится. Сами художники за его счёт жируют по заграницам. Показали прекрасно изданный альбом эротических рисунков Шенрока... Всё это поведал публике Николай. «Самый формальный на вид, в костюме и при галстуке, а оказался самым безумным», – удивлялся потом по поводу Николая один из присутствовавших. «А если он у вас так помрёт? Что вы будете делать?» – спросили Николая зрители, близко к сердцу принявшие историю Вильгельма. «Помрёт – так и к лучшему. Кому нужен художник?» – был решительный ответ. В такой оригинальной и провокационной форме Николай изобразил положение художника в современном мире. Не ожидавшие подобного пассажа зрители с видимым удовольствием втянулись в «эзопову» игру, предложенную группой «Синтез» (которая, кстати, в наилучших отношениях с московским концептуализмом; почерк узнаваем).

Николай Востриков и Павел Лукьянов - протагонисты вечераКак человек, близкий к организаторам, замечу напоследок, что москвичам и барселонцам тоже показалось интересно с мадридцами и они надеются продолжить «культурный обмен». И, если кто-то хочет знать, из кого состояла публика, то скажу, что это были люди, интересующиеся искусством и давно уже знакомые друг с друга по подобным же встречам, а также два человека, которые прочитали объявления, повешенные в центрах по изучению русского языка (с предупреждением, что без хорошего знания русского не обойтись), и которые, я думаю, не чувствовали себя чужаками.

Аглая