logo Estacion Mir

Начало
Культура
История
Путешествия
Переводы
Книги

Entrada
Cultura
Historia
Viajes
Traducciones
Libros

 

 

 

Para los españoles sobre Rusia, para los rusos sobre España
español

Дата: 14/10/2008

Вход в мадридский театр "Мария Герреро"

Впечатления от спектакля "Борис Годунов"

...Ну, вот сходили на спектакль «Борис Годунов» каталонской группы «La Fura dels Baus», добрались они, наконец, и до Мадрида. Как не сходить? В спектакле – «русский след». «Исходный пункт этого спектакля – захват театра на Дубровке в Москве террористической группой в 2002 году. Тот факт, что захват заложников произошел в театре, нас потряс и заставил много думать. Театр, наше привычное место работы, превратился в подмостки для зловещего спектакля, где зрители сделались невольными актерами», - процитированы в программке Алекс Олье и Давид Плана, постановщики. К тому же сама эта театральная группа овеяна славой; мне, например, рассказывали, как на одном их спектакле в зрителей швыряли кусками сырого мяса, знай уворачивайся. И на этот раз мой спутник надел в театр непрезентабельные брюки со словами: «От этих всего можно ожидать». В общем, считается, что «Фура» - из тех групп, которые задирают зрителя, устраивают спектакли-действа, стирают грань между подмостками и залом. Можно себе вообразить, что получится, если такая группа берется за такой материал.

Но, наверное, слишком много я себе навоображала, потому что пришлось разочароваться. «Фура» оказалась достаточно классической. Стирание грани между сценой и залом было чисто формальным: просто «террористы» бегали по проходам, а также две-три сценки разыгрались актерами, занявшими несколько кресел сбоку в зрительном зале (мне лично эти эпизоды понравились больше всего; в остальном спектакль был о террористах, а не о заложниках, не о нас). В ложи и на балконы тоже вбежали «террористы», но потом они просто стояли как манекены, изредка для правдоподобия меняя позу. Мне даже самой захотелось одного такого рядом спровоцировать: попроситься в туалет, что ли. Но было ясно: даже не подумает подыграть, задержать. Потому что только для декорации стоит, других инструкций не имея.

Из чего же состоял спектакль? Из кусков «Бориса Годунова», якобы пушкинского, но модернизированного, резюмированного и нейтрализованного: костюмы – скромные френчи, декорации – минималистские, плюс – кинопроекции на заднике. Вообще – полу-спектакль полу-кино, потому что на экране же показывали и что делают «террористы» в фойе театра, и штаб по оперативному реагированию во главе с «президентом страны». Много кино – это ладно, в конце концов, я за смешение искусств. Но еще было много слов, «дискуссий», которые уже давно растиражированы: «А чем виноваты эти люди, они, может быть, даже сочувствуют вашему делу и не голосовали за этого президента?», «Вам жалко этих людей, а вам не жалко наших женщин и детей?», «Я хочу уйти, я думала, мы только чтоб привлечь внимание общества, я не хочу убивать...» и тому подобное. И типы террористов: борец за дело-практик, мстительница, отвязный бандит, романтичная патриотка - все перебраны, как и многие коллизии, знакомые всем, кто читал газеты в том октябре 2002-го. Все затронуто, ничего не забыто, но театра я в этом не увидела. Ни разу не ёкнуло. Было скучновато.


"Террорист" в зале

Да и если подумать: на что может рассчитывать театр, когда берется поставить спектакль на базе реального события, зловещая театральность которого непревзойдима? На какой эффект? Чтоб зритель, как говорится, «задумался»? Да он и так уже задумался, потому что он этих свидетельств и так уже начитался и телекадры, на которых сквозь окна автобуса видны запрокинутые головы «спасенных» заложников, а в зрительских креслах одиноко маячат тела добитых шахидок, прекрасно помнит. Или чтоб ему стали по-человечески ближе участники этой трагедии? В данном случае, актеры явно на это не тянули. Не знаю, на какой эффект рассчитывала труппа и на какой эффект вообще можно расчитывать, берясь за такую постановку.

Я бы лично на месте режиссера сделала бы следующее: включила бы в зале отопление на полную мощность, подпустила бы какой-нибудь отвратительный запах, заперла бы зрителей часа на три в зале, не позволяя им выйти, ничего при этом не показывая и не разрешая вставать и разговаривать. Паре-тройке ослушавшихся (подсадным уткам, конечно, но об этом бы никто не знал: это были бы хорошие актеры) террористы бы очень «натурально» дали бы в зубы. И вот тогда бы это был незабываемый спектакль. Может быть, даже кое-кто пережил бы катарсис.

Аглая