logo Estacion Mir

Начало
Культура
История
Путешествия
Переводы
Книги

Entrada
Cultura
Historia
Viajes
Traducciones
Libros

 

 

 

Para los españoles sobre Rusia, para los rusos sobre España
en español

Балерины выходят на сцену

Алиса в Закулисье


Спящие красавицы и красавцы


В чем будет заключаться работа человека, которого сосватали переводчиком на гастроли? У меня не было ни малейшего представления. Может, мэр какого-нибудь городка устроит артистам Кремлевского балета прием и придется переводить приветственную речь? На всякий случай взяла платье и туфли на каблуках, надела приличный пиджак.


В первый же гастрольный день белый пиджак впитал в себя несколько кило сценической пыли и белым быть перестал. С моим напарником Энрике произошла точно такая же история: он признался мне, что набрал на всякий случай красивых рубашек, да так ни одной и не надел.


Жизнь на гастролях тоже была красивая, но красотой этой особо воспользоваться не пришлось. Например, почти всегда мы останавливались в самых центральных гостиницах – поближе к очередному театру, – и притом многозвездочных. Но наслаждаться комфортом было некогда. Были периоды, что несколько дней подряд мы поселялись ночью или даже под утро, а в 9 утра надо быть уже в театре, поэтому позавтракал – и с вещами на выход. Перерыв на обед у нашей технической группы с 14.00 до 16.00, а гостиницы-то уже нет, в 12.00 твое право на номер истекло.

Это было проблемой, потому что после обеда на скорую руку (чаще просто бутерброда) невыспавшегося человека вовсе не тянет осматривать достопримечательности нового города, а хочется сьесты. Тем более он знает: следующей ночью опять не придется толком выспаться. Ведь после спектакля «техникам» предстоит скатывать занавесы, собирать декорации и бутафорию, пересчитывать и укладывать в сундуки и тюки десятки костюмов, шляп, пачек, кинжалов.., а потом грузить все это в трайлер (погрузка раньше часа ночи не заканчивается) и ехать километров этак 250 до следующего города. В общем, если удавалось окопаться на перерыв в театре, то народ находил себе закутки для отдыха. Хорошую службу в этом плане служила кровать Спящей Красавицы, а также гроб Джульетты. Я же сделала очередное лингвистическое открытие: что театральная ложа совсем не зря так называется – там можно неплохо вздремнуть в темноте, развалясь в бархатных креслах. Иногда, правда, из театра всех выставляли, а театр закрывали на клюшку.

Техник Николай спит в кровати Спящей Красавицы


В первый день такой режим может ужаснуть, но потом втягиваешься. А когда задерживаешься в каком-то месте на 2-3 дня – вообще подарок судьбы. Ну, а если покидаешь очередной город, так и не увидев ничего, кроме театра, – тоже не беда. Геннадий утешает себя и коллег: «Ничего, вернемся домой – посмотрим «Клуб кинопутешественников».


Это режим именно технической группы. Артисты свободны сразу после спектакля, отправляются в дорогу на следующее утро, свежевыспавшимися, и в театр приходят часам к пяти вечера, чтоб размяться перед спектаклем. В последний день одна из балерин сказала: «Домой, конечно, хочется, соскучилась по родителям, по брату... Но, с другой стороны, жалко: отдых заканчивается. Потому что по сравнению с моей тамошней жизнью это – отдых. Там только успеваешь бегать с одной работы на другую...» Но для наших «техников» явно было не так. «В Москве мы работаем хотя бы посменно», – говорит Николай. «Гвозди бы делать из этих людей», – удивлялась я на них в первые дни (потом привыкла, и гвозди можно было бы делать и из меня тоже). Вернувшись в Москву, они уже через два дня опять уезжали на гастроли – правда, коротенькие – в Турцию.

Сон на траве возле театра в логроньо

Так мы перемещались по Испании каждый сам по себе: микроавтобус с «техниками», большой автобус с артистами, хореографами и худруком театра Андреем Петровым и – трайлер с декорациями. Наши пути сходились в театре. Этими потоками рулила Люба Середина. Это она привезла Кремлевский балет. Уже 25 лет она организует гастроли российских театров в Испании. Ей помогают – а отчасти вносят хаос в ее работу – ее дочери: старшая Лена и младшая София, она же Софья – это уж зависит от того, воспринимает ее тот, кто называет, как русскую или как иностранку (мама у нее русская, папа испанец, а учится она сейчас в Англии).

Микроавтобус с технической группой

Наши испанцы называли Любу и Кº попросту «Семья» (la Familia). Да, в нашу техническую группу входил испанец-осветитель, точнее, это были последовательно три испанца: один ушел, потому что не сработался с коллективом, второй – всеобщий любимец Альберто – потому что должен был принимать участие в каком-то фестивале, третий – тоже симпатяга Хорхе – довел дело до победного конца. Вроде бы балет должен был привезти своего осветителя, но не привез, и тогда компания Любы наняла его здесь, на месте. С переводчиками – до нас с Энрике – тоже была текучка. В общем, все текло и менялось, все двигалось, ехало, а нелегкая работа по координации была за Любой.

1 2 3 4