Наш человек в Мальтийском ордене?

Мария Кубарева в день посвящения в Дамы Чести.

Галина Лукьянина

Недавно мою знакомую Марию Кубареву приняли в Дамы Чести Мальтийского ордена. Маша и раньше меня удивляла. Например, когда мы только познакомились, я по дороге домой достала из кармана её визитку и увидела, что Маша – Княгиня и Принцесса Царской Крови Мария Владимировна Кубарева Большая Кубенская Рюрикович.

В Испанию она приехала из Белоруссии в 2002 году. Сын Алексей получил высшее образование уже здесь. «Нам очень нравится Испания, – говорит Мария, – и сама страна, богатая традициями и историей, и народ – приветливый и жизнерадостный... А главное – природа и климат: здесь нет губительного воздействия Чернобыля».

О своём княжеском титуле она упоминает так же спокойно, как о том, что закончила Минский политех и по образованию инженер-педагог машиностроительных специальностей. Ну, что делать: стал человек в один прекрасный момент искать свои корни… и выяснил, что он потомок Рюриковичей.

Маша говорит, что с детства знала, что у неё родовитые предки. Например, не всякая семья может похвастаться, что хранит прабабушкин фотоальбом середины XIX века, а Машина – может. Один её прадед был действительным статским советником в Санкт-Петербурге, другой – священником в Самарской губернии, оставил след в истории тем, что создавал церковно-приходские школы и занимался просветительской деятельностью. Дедушка Михаил Викторович Кубарев был военным врачом, а во время гражданской войны оказался в Чапаевской дивизии, и, говорит Маша, лечил от ангины самого Чапаева. Позднее был профессором медицины в звании полковника. Отец Маши «тоже был полковником медицинской службы и с достоинством выполнял свой долг врача и гражданина». Но рассказ об этих людях, пожалуй, – для другой заметки.

Вернёмся к Рюриковичам. На самом деле семей потомков Рюриковичей очень много (заглянув в Википедию, вы увидите длинный перечень). В ходе расследования своей генеалогии Маша познакомилась со своим дальним родственником Валерием Кубаревым, с которым у неё общий прапрадед. Валерий, по словам Маши, – «оригинально мыслящий, энергичный и обаятельный человек, писатель, историк». Особенно свою оригинальность он проявил в 2010 году, когда прогремел в российской прессе, заявив о своих правах на целый список историко-архитектурных памятников России, включая московский Кремль. И даже попытался через Арбитражный суд отсудить у российского правительства право пользоваться Кремлём, но безрезультатно. Маша говорит, что Валерий «прошёл генетический анализ и подтвердил своё родство с теми семьями, чьё происхождение от Рюриковичей было давно установлено, например, со Львовыми». И провозгласил себя главой «Императорского дома Рюриковичей» России.

Но аргентинцы не были бы аргентинцами, если бы среди них не нашёлся свой собственный глава Императорского дома Рюриковичей. Его зовут Уго Норберто Кабрера Рюрикович. Валерий попросил Машу – так как она живёт в Мадриде и знает испанский – списаться с Уго. Валерий и Уго, как говорит Маша, признали друг друга братьями. «Валерий возглавляет императорский дом в России, а Уго – в остальном мире». Однако на сайте Валерия Кубарева я прочитала, что он уже обвинил Уго в нарушении конвенции и разорвал с ним отношения.

«Дочь Ярослава Мудрого, Анна, вышла замуж за французского короля, их потомками были и Бурбоны, – говорит Маша. – Уго – из этой ветви, в нём течёт кровь Анны Ярославны! Он родственник испанского короля Хуана Карлоса! Я и мой сын Лёша вступили в его Дом, и он нам оформил титулы, подтверждающие наш княжеский род, и дал патенты, подтверждающие эти титулы».

– И что тебе даёт этот титул? – спросила я Машу.
– Я для себя его сделала. Не для того, чтоб ходить где-то афишировать. Я просто нашла свои корни. И хочу, чтоб будущие поколения о них знали.

Но всё-таки титулы обязывают. Маша уже представилась своей тёзке Великой княгине Марии Владимировне Романовой (на одной традиционной благотворительной ярмарке в Мадриде), а также королеве Софии (тоже во время некоего благотворительного праздника). Кроме того, «Уго написал письмо с просьбой об официальной аудиенции у короля для меня и моего сына, – рассказывает Маша. –...Ждём ответ».

Правда, в интернете я нашла документ: экспертное заключение герольдмейстера Кастильи-и-Леона, сделанное по просьбе одного российского издания. Герольдмейстер утверждает, что притязания Уго на родство с Бурбонами и на возглавление Императорского дома Рюриковичей (при том что и императорами-то Рюриковичи никогда не были) – чистая фантазия, и, вообще, всё это в лучшем случае – ролевая игра...

«Но вот ведь старинный прославленный Мальтийский орден их признаёт», – думала я, слушая Машин рассказ о том, как Уго «начал переписку с Орденом Мальты» и в результате Маша и один из сыновей Уго, Хорхе (он живёт, как и Маша, в Мадриде), вместе летали на Мальту, где их посвящали, соответственно, в Даму Чести и в Кавалера Мальтийского ордена.

Рассказывая, Маша обронила загадочную фразу: «Есть два Мальтийских ордена – один на Мальте, другой в Италии. Итальянский считает, что они самые главные...» Эта фраза заставила меня потом залезть в интернет, а пока я слушаю Машу:

Вручение диплома, подтверждающего звание Дамы Чести Мальтийского ордена.

«В Мальтийский орден посвящают два раза в год, в марте и в ноябре. Перед посвящением люди проходят проверку, у ордена есть свои послы, свои информационные каналы. Когда я приехала, мы побеседовали о моих корнях.. ...Предварительно проверяют всех подлежащих вступлению в Орден на происхождение, на правильную жизнь, нет ли у тебя связей с криминалом, чем ты занимаешься. Например я с удовольствием занимаюсь общественной работой в ассоциации «Cumbre Eslava» («Славянская встреча») в Мадриде. Мы организуем культурные мероприятия, оказываем социальную помощь соотечественникам, способствуем их интеграции в испанское общество».

«Ритуал посвящения, – продолжает Маша, –проводился по всем традициям. Очень торжественно, в определенной последовательности... Как будто побывала в средневековье... Нас пригласили, но за всё надо было платить самим: за самолёт, за гостиницу, за услуги фотографа, за ужин, а кроме этого ещё сделать (по желанию) благотворительный взнос. Посвящалось человек двадцать, среди них работники министерств Италии и других государств, дворянство из Италии, Испании, Швеции, Финляндии. Кроме меня, была ещё одна женщина, но её посвятили в дамы другой категории – как сделавшую пожертвование фонду. Меня посвятили в Дамы Чести (Dama de Honor). Обряд проходил в старинном здании. Началось с церковной церемонии: исповедь, причащение, омовение рук. Я засомневалась было, могу ли я, ведь я не католичка, а православная, но священник мне ответил, что это не имеет значения: я всё равно христианка. Когда пришла моя очередь, я должна была встать на колени на такую специальную дубовую скамеечку. Склоняешь голову, над тобой взмахивают шпагой, при этом что-то говорят на латыни. Потом был торжественный ужин человек на сто... Вокруг все говорили в основном на английском и мальтийском языках и только некоторые на испанском, поэтому, надо признаться, многие детали от меня ускользнули...».

Каковы теперь обязанности Маши как Дамы Чести Мальтийского ордена? Она пока и сама не разобралась. Знает, что каждый год надо платить определённый членский взнос. В марте её приглашают на собрание. Она готова полететь, если позволят финансы (в Испании на жизнь она зарабатывает частными уроками русским детям да получает небольшую пенсию). Она надеется, что орден каким-то образом поможет ассоциации русских и украинских иммигратов в Мадриде «Славянская встреча», где она – вице-президент. Как известно, гуманитарная помощь – одна из сторон деятельности религиозных орденов.

Но что это всё-таки за история с «главным» и «неглавным» Мальтийским орденом? Валерий Кубарев на своём сайте, сообщая новость о посвящении княгини Марии Кубаревой, говорит об «одном из старейших Мальтийских орденов». Я попыталась понять, что именно это за орден, и очутилась в увлекательном мире фантазёров, самозванцев, интриганов.

Портрет Павла I в костюме Гроссмейстера Мальтийского ордена украшает интерьер помещения, где Марию Кубареву посвящали в Дамы.

Оказывается, есть Мальтийский орден со штаб-квартирой в Риме, имеющий своих дипломатов, свои паспорта, статус наблюдателя при ООН. Это старейший в мире рыцарский орден. Он официально признаёт несколько своих ответвлений в протестантских странах и усиленно борется с «ложными», с его точки зрения, Мальтийскими орденами. Как пишет исследователь Guy Stair Sainty, многие из этих самозванных Мальтийских орденов возникли на почве следующего исторического эпизода: в смутные для мальтийского рыцарства времена русский император Павел I стал, на очень короткий срок, 70-м Великим магистром ордена и организовал его российское отделение (приорство), а его наследник Александр I это отделение упразднил и, вообще, не захотел иметь с орденом ничего общего. Так вот, целый клубок мальтийских орденов был организованы под предлогом возобновления русской традиции. Один из них был предположительно создан в 1908 году в США потомками российских мальтийских рыцарей – предположительно, потому что Guy Stair Sainty и некоторые другие исследователи считают, что эта дата была определена задним числом и потомки российских кавалеров к его созданию тоже не имеют отношения. Эта организация потом ещё разветвлялась в соответствии с разными претендентами на лидерство.

Одна из ветвей – это и есть тот орден, что посвятил Машу в Дамы Чести. Красивую грамоту, выданную ей по этому случаю, подписал 77-й Великий магистр дон Басилио Кали (пышные титулы опускаю для краткости). В интернете можно найти отголоски конфликта внутри ордена: предшествующий, 76-й, Великий магистр то сообщает, что дон Басилио откололся и основал собственный орден, то подаёт на него в суд, обвиняя в узурпации поста. Но это их внутренние дела, а для нас интересно то, что, судя по Машиным грамотам, именно Уго Кабрера Рюрикович своим «императорским декретом» наделил дона Басилио правом посвящать в рыцари, а на вэб-странице этого ордена говорится, что он находится под покровительством Императорского дома Рюриковичей.